27 апреля 2013 г.

«Постарайтесь сделать мир лучше»

      Размещаю здесь к вашему вниманию текст интервью, которое я дал газете Измаильского политехнического лицея "КЛЯКСА", последние номера которой, можно найти по ссылке http://www.ipl.net.ua/resursy/klyaksa. Знаю, что в таком виде, учитывая ограниченность площади в газете, интервью вляд-ли будет опубликовано, но я старался давать развернутые ответы на вопросы.    
      Отмечаю, что читатели газеты дети, учащиеся лицея, поэтому, и тональность соответствующая.  Пожалуйста, читайте :))

       В. М. Пейков: «Постарайтесь сделать мир лучше»

Валерий Михайлович, Вы в своей жизни перепробовали разные интересные профессии. Как это получилось?
– Ну, почему «перепробовал»? Я в разное время достаточно серьезно их осваивал, стараясь быть полезным везде, куда меня забрасывала непредсказуемая судьба. Причиной смены профессий или специальностей были и неожиданные предложения, и осознанный выбор, и изменения под давлением обстоятельств.
Если говорить о 18-ти армейских годах, то кроме учебы в военном училище мне пришлось заниматься организацией обслуживания самолетов в авиационных частях, штабной работой в одном из подразделений аэромобильной дивизии, деятельностью переводчика в миротворческой миссии, учетом мобилизационных ресурсов в военкомате. После увольнения со службы по сокращению штатов на семь лет окунулся в журналистику, и вот уже второй год вникаю в премудрости педагогики.
Хочу сказать, что чем бы я ни занимался, мне было интересно. Все должности, направления и сферы деятельности заставляли учиться, позволяли открывать для себя новое и получать уникальный опыт. В разное время я побывал в семи странах Европы, общался с известными в Украине личностями, был очевидцем знаковых событий.
Вы говорите, что каждый раз открывали новое. Что открыли для себя, работая в лицее?
– Наверное, то, что преподавать, не так просто, как я думал. Хотя у меня есть опыт управления и воспитания личного состава, но это было в условиях, когда все подчинено жестким требованиям и общей задаче. В лицее, оказалось, надо не столько делиться знаниями или вызывать к ним интерес, сколько формировать в молодых людях внутренний стержень, наставлять на достойное поведение в обществе, учить ставить перед собой цели и прикладывать усилия для их достижения. 
В советское время служить в армии было в порядке вещей, можно сказать, даже престижно. Современные же молодые люди избегают службы, ссылаясь на множество причин. Почему это происходит, и как изменить ситуацию?
– Понятие «отношение к армии» тогда и сейчас не сопоставимо. Значение Вооруженных сил для той страны было на порядок выше, чем сегодня. Через всеобщую воинскую обязанность государство не просто призывало на службу для освоения воинской специальности, но и заставляло всех свыкнуться с мыслью, что вокруг агрессивный к советскому строю мир, воспитывало готовность к самопожертвованию.
Украина декларирует добрососедство, поэтому необходимости иметь огромную армию, нет. Это, правда, привело к другой крайности – наши правители в стремлении сэкономить вопрос безопасности необоснованно отодвинули на десятый план. В последние годы можно было отправить на срочную службу не более 10-15% молодых людей. И в число таковых попадают в основном те, кто с желанием идет в армию, например, для приобретения опыта перед работой в правоохранительных органах. Большинству другим сейчас особо даже не приходится опасаться призыва. В их  представлении укоренилось мнение, что воинская служба – это потерянное время, которое можно использовать для учебы или, как говорят, зарабатывания денег.
Ситуацию менять не надо. Ее надо просто организационно утвердить. Армия в мирное время должна комплектоваться на контрактной основе. Овладеть современным оружием можно, только настойчиво занимаясь военным делом и имея к этому способности. Солдат – это такая же профессия, как врач, юрист или учитель. Не каждому дано, да и не всем по душе.
В таком случае, интересно, что в вашей юности повлияло на выбор профессии? И что еще хотели бы освоить в будущем?
– Я родился в селе недалеко от военного аэродрома. С детства окунулся в изучение истории авиации, разбирался во всех типах самолетов. Из-за некоторых отклонений в здоровье мечте летать не суждено было сбыться, поэтому решил стать авиационным инженером. Все самое передовое тогда было в армии, вот и поступил в военное училище, причем со второй попытки, так как конкуренция была огромной.
Пять лет учебы дались непросто. Но главным в итоге было не освоение десятков учебных дисциплин или получение практических навыков. Через работу с техникой нас учили анализировать, выдерживать строгие требования, искать выход из сложных ситуаций, организовывать тот или иной процесс. Все это и сейчас применимо в любом деле, ведь принципы управления и критерии соответствия неизменны, чем бы человек ни занимался.
Освоить, испытать, увидеть много чего хочется. Жизнь – это не то, что было, а то, что есть сейчас. Настоящее должно быть содержательным и интересным. 
На нашем первом уроке «Захист Вiтчизни» Вы упомянули, что служили в Косово. Что Вы чувствовали, находясь там? Каково это – быть в центре событий, о которых говорит весь мир?
– Межнациональный конфликт, разразившийся в конце 90-х годов в этом автономном крае бывшей Югославии, действительно встревожил мир. Более 30 стран направили туда свои армейские подразделения, чтобы разнять противоборствующее стороны. Я попал в Косово в ноябре 1999 года в составе первой ротации украинского миротворческого контингента. Поразило меня там всё! Остро ощущалось напряжение, вызванное гражданской войной. Люди пребывали в постоянном страхе и подозрительности, проявляли агрессию по отношению к представителям другой веры и этнической группы. Везде среди населения военные с оружием, в небе снуют вертолеты, на дорогах блок-посты, бронетранспортеры, колючая проволока, досмотры…
Моей основной задачей было в качестве начальника патруля и переводчика выезжать в отдаленные горные села нашей зоны ответственности, быть в общественных местах, заходить в школы, административные здания, докладывать командованию о настроениях людей. Не раз приходилось улаживать конфликтные ситуации, быть посредником в переговорном процессе, содействовать в организации помощи. Нас приглашали в дома, где мы рассказывали о происходящем вокруг, с нами делились своей информацией. Общение и с сербами, и албанцами на их родных языках вызывало доверие. И те и другие понимали, что мы их защита. К нашим солдатам все относились доброжелательно, что давало результат – мирная жизнь постепенно налаживалась. Хотя этот процесс растянулся на многие годы. В Косово и сегодня несет службу украинский контингент. Так получается, что иностранные военные – это пока единственная гарантия безопасности людей, живущих на той земле. Благоразумие терять нельзя – последствия всегда трагичны и необратимы.
Валерий Михайлович, у тех, кто не вкусил солдатской жизни, создался стереотип, что все военные – суровые, грубые и чересчур серьёзные люди, в жизни которых мало юмора и веселья. Чтобы его развенчать, вашим контр-аргументом может быть какая ни будь смешная история, либо случай, который произошёл с вами.
– Раннее летнее утро, Болградский военный аэродром, плановые учебные прыжки с парашютом. После долгого ожидания команды подняться на борт вертолета я в составе очередной группы военнослужащих подхожу к последнему месту контроля экипировки. Большинство моих сослуживцев имеют на счету не один десяток, а то и за сотню прыжков. Я, недавно прибывший в новую воинскую часть в звании капитана, готовлюсь совершить – первый.
Мое внутреннее напряжение было связано не столько с предстоящими ощущениями (кстати, обычно, с большей опаской человек идет на второй прыжок, когда уже знает что его ждет), сколько с надеждой, что не будет выявлен факт моего допуска к прыжкам без прохождения полной программы подготовки. Для того, кто, учитывая мою занятость, доверился моей выдержке и способностям, это могло принести неприятности.
И вдруг, заместитель начальника дивизии по воздушно-десантной подготовке, когда я оказался в поле его зрения, с негодованием: «Это что еще такое!», направился ко мне... Опережая его, стоящий сзади меня прапорщик выхватывает свой стропорез (нож из парашютного комплекта), приседает и несколькими резкими движениями срезает с моих новых армейских ботинок лямки с пряжками, которые, как оказалось, являются основной причиной нештатных ситуаций при раскрытии парашюта. С недоумением слышу смех, а потом и всякие остроумия окружающих. Так в считанные секунды я, абсолютно похожий на других (форма, шлем, одинаковое снаряжение) для всех стал «перворазником». К счастью, несоответствие в моей подготовке не было выявлено, и через 10 минут я уже был в воздухе под куполом парашюта.
Для многих не секрет, что Вы занимаетесь также и политической деятельностью. Расскажите об этом. Каким Вы видите будущее Украины?
– «Политической» – это громко сказано, да и не уместно здесь об этом. А вот общественная деятельность довольно содержательна. Причем и тут самые разные направления. Стараюсь быть полезным в работе нескольких общественных организаций. Со своими единомышленниками из благотворительного фонда «Крепость Измаил» занимаемся благоустройством некоторых незастроенных участков крепости, поддержанием там порядка, привлечением внимания к историческому наследию нашего города. Вместе активистами болгарской общины Святая София мы прилагаем усилия по сохранению языка и национально-культурных традиций бессарабских болгар, контактируем с творческими, научными и предпринимательскими кругами Болгарии. Задействован я и в реализации проектов Всеукраинской общественной организации «Комитет избирателей Украины». Процесс проведения выборов требует контроля со стороны. Кроме того актуальным является информирование граждан об изменениях в законодательстве и их избирательных правах. В период между выборами отслеживаем, как наши местные депутаты выполняют свои обещания, анализируем их деятельность.  
Я оптимист, и будущее Украины вижу в позитивном свете. Но сделать ее успешной могут только активные, настойчивые, образованные, патриотично настроенные граждане. Надеюсь, таких – со временем будет все больше.
За многие годы Вам приходилось общаться с людьми разного статуса и профессий, разных по характеру и воспитанию. Исходя из опыта, какие человеческие качества считаете ценными, а какие не приемлете.
– Да, почти все, чем я занимался или делаю сейчас, является взаимодействием с людьми. При том, что среди окружающих нас каждый человек индивидуален со своими плюсами и минусами, есть ряд качеств, которые дают мне возможность считать его хорошим. Мои критерии условно находятся в трех плоскостях.
Прежде всего, важно то, как человек относится к другим. Отношение должно быть уважительным – как к личности. Ценю в людях искренность, доброжелательность и готовность оказать помощь.
Во-вторых, оценить каждого можно по его отношению к делу, которым он занимается. Здесь приоритеты отдаю ответственности за взятые обязательства, требовательности к себе, настойчивости в достижении цели, способности осваивать новое и внедрять прогрессивное.
Третьим показательным фактором является то, как люди ведут себя в разных ситуациях. Достойны внимания такие качества, как принципиальность, выдержка, инициативность, разумный подход в решении проблем.
Если говорить о том, что не приемлю, тут, наверное, нет ничего оригинального. Осуждаю отсутствие моральных принципов, стремление искать выгоду за счет других. Если могу, пресекаю хамство. Не терплю цинизм и двойные стандарты.
Хотелось бы узнать ещё об интересах. Чем Валерий Михайлович увлекается?
– Все, чем я живу под классическое понятие «увлечение» вряд ли относится. Стараюсь придерживаться здорового образа жизни с регулярными физическими нагрузками. Всегда был азартным любителем футбола. Разнообразная, гармоничная, в хорошем исполнении музыка является фоном при любой работе. Журналистика тоже стала неотъемлемой составляющей. Пишу, даже если нет возможности это опубликовать. Веду свой блог, и там высказываюсь по всем волнующим меня темам. И «Facebook», где у меня более трехсот друзей (в том числе и лицеистов), дает возможность быть всегда в курсе самого важного.
Ну, и в завершение, как это принято в лицее, пожелайте что-нибудь нашим читателям.
– Всем, чей жизненный этап сейчас относится к поре детства и юности, желаю взять для себя максимум из того, чем делятся сейчас с вами родители и учителя. Пусть каждый найдет то направление, то дело, которое станет приносить вам удовлетворение, а другим пользу. Не будьте равнодушными к происходящему вокруг. И если вам кажется, что этот мир не совершенен, постарайтесь сделать его лучше.   

Интервью взял Алексей Шаповалов, 11-А класс.
 

19 апреля 2013 г.

«Орла» не будет! Орлиной хватки – нет!

Я отдаю себе отчет, о том, что тема, затронутая в этой статье, не стоит для большинства жителей Измаила в ряду особо интересных или очень актуальных. Но все же, мне хочется сделать акцент не на самой проблемной ситуации, а на то, что сделало ее реальностью. И воспринимать это только в культурно-историческом контексте не обязательно. Речь идет о более широкой категории – о сомнительных подходах, на которых основана нынешняя система принятия управленческих решений.   
Недавно процесс восстановления на бывшем воинском кладбище в Крепости Памятника Героям (известного по разным источникам как «Орёл») приобрел неожиданный поворот. Насколько известно, на уровне города неофициально принято волевое решение приостановить реконструкцию памятника в задуманном виде с объемной гранитной фигурой орла на вершине. При этом вдруг активно стало реализовываться предложение во внутреннем пространстве основания памятника, которое когда-то являлось склепом, и где покоились найденные на территории крепости останки погибших воинов, оборудовать часовню. То, что это новое сооружение не будет соответствовать канонам, и то, что жители Измаила, как громада не уполномочивали кого-либо брать ответственность за такое культовое заведение, никем во внимание не берется.


Напомню, что по инициативе благотворительного фонда «Крепость Измаил» был создан проект нового памятника, найден меценат, изъявивший желание вложить в это дело свои средства. Имея прямое отношение к данному фонду, я организационными вопросами не занимался. Но, будучи в курсе происходящего от самой идеи до начала строительных работ могу говорить о наличии определенных сложностей. Они были и когда убеждали должностных лиц в необходимости восстановить памятник, и на этапе согласования документации, и даже после того, как «добро» дали все.
Так или иначе, городское руководство, поддержав планы восстановить разрушенное еще в середине прошлого века сооружение, пошло навстречу благотворительному фонду в его многолетней деятельности по благоустройству территории воинского кладбища. Этому способствовало и то, что реализация задуманного не предусматривала финансирования из городского бюджета, и то, что по проекту во внешнем виде памятника были предусмотрены некоторые отличия от его первоначального облика, учитывающие реалии нашего времени. В частности, на фронтоне вместо барельефов румынских королей планируется размещение надписи «Вечная слава и память павшим героям». Кроме того, орел, являющийся главным элементом, должен быть установлен без креста в клюве, как это было в оригинальном исполнении.      
Зная то, как и когда в Измаиле появился Памятника Героям, активисты фонда понимали, что некоторыми радетелями за историческую стерильность их инициатива будет воспринята в штыки. Такие «знатоки истины» до сих пор воспринимают любое упоминание о периодах и фактах противостояния советской эпохе, как угрозу цивилизационному устройству. Не получилось избавиться от косности даже за 20 лет независимости Украины, с ее казалось бы, приверженностью к европейским ценностям. Да, Румыния сегодня для нашей страны во многих сферах является конкурентом. Да, у них там есть сторонники идеи присоединения Бессарабии к своей «великой державе». Но почему реконструкция в нашем городе памятника павшим воинам рассматривается кем-то в контексте утверждения на этой земле иностранного присутствия только потому, что был установлен по велению румынского короля? Как может фигура орла, которая как монументальный элемент является общепризнанным символом воинской доблести, стать раздражителем чьего-то воображения? Почему городу вместо восстановления красивого, привлекательного с туристической точки зрения памятника, предлагают часовню, которая для проведения служб и панихид священнослужителями вряд ли будет использоваться?
Информационная волна, поднявшаяся в местной прессе по поводу переделки памятника с орлом под часовню без креста, возникла, как протест попытке пресечь несогласованную с верхами инициативу. Поражает больше то, как домыслы, возникшие в высоких кабинетах, быстро трансформировались в неоднозначные решения на нашем уровне. Ревностно сохраняемая с советских времен вертикаль власти, которая при нынешней «руководящей и направляющей» получила уникальные свойства удовлетворять прихоти только самых влиятельных лиц, способна нивелировать любые прогрессивные идеи. Партийная дисциплина, а сегодня «в системе» представители иных политических сил и люди со своим мнением пребывать не могут, требует беспрекословного подчинения и угодничества начальству, даже, если разумное придется довести до абсурда.
Ситуация с чиновничьим отказом благотворительному фонду и инвестору восстанавливать Памятник Героям с орлом, является наглядным примером, того как столичные радетели за права регионов грубо отбирают у избранных в регионах властей принимать решения. Местное самоуправление и прямое народовластие осталось только на бумаге. Обидно, что избранные нами руководители не проявляют последовательность и смелость в отстаивании интересов громад, не готовы доказывать свою правоту.  
Впрочем, о чем это я? Тут, даже когда наверху решили порт раздеребанить, никто из местных власть имущих не бил в набат! Отмолчались, и вместо борьбы за интересы Измаила выбрали еще хотя бы на пару лет спокойное сидение в мягких креслах.  Какой вам еще орёл?  Какой – символ?